Теодицея П.А. Флоренского

Флоренский в тип ортодоксального правого православного, ему не миновать обвинений в ересях, в вольномыслии, в новшествах. Старая, внешняя, материалистическая церковность не примет учения свящ. Флоренского о геенне, о Софии и многих других. Флоренский слишком оригинален, действительно оригинален. Я бы даже сказал, что свящ. Флоренский по всему складу своего мышления - оригинал, доходящий почти до чудачеств. Это в нем интересно, временами симпатично, временами отталкивает.

Н.А. Бердяев Стилизованное православие (об о.П.Флоренском) [1] / ...

Парность духо-носных личностей несомненна. Так, по словам бл. Серафима Саровского жить ученикам его по одному и т. Какую важность придавал Господь дружбе, показывает рассмотренная выше притча о домоправителе неправедном.

В 13 «Письмах к другу» П. А. Флоренский рассматривает, в лирическом и личном Дружба. ревность. И в обширных приложениях: • Некоторые понятия.

Флоренского Предыдущая 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 Следующая П. Флоренский — писатель, богослов, философ. Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане. Оригинальна форма этого произведения.

Внутренняя же форма произведения определена глубиной его философских размышлений. Эту форму Флоренский раскрывает в"Предисловии", которое фактически есть ключ к логике построения книги и в котором определяются основные проблемы и философские установки его мировоззрения. Флоренский исходит из наличия в жизненной практике человека двух миров. И если"тот", другой, дан нам лишь в откровении, он существует как бы в мечтах, через них в них он и открывается и предстает как Единство, Покой, Устойчивость, то"этот", наш повседневный, тварный мир есть его противоположность.

Каждое чувство имеет"противо-чувствие, каждое желание — противо-желание, каждая мысль — противо-мыслие". Он непостоянен, текуч, не един, а многообразен. Найти опору в этом потоке жизни можно лишь в вере, и об этом говорит тысячелетний опыт человечества.

Столп и утверждение истины это:

Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам , мы в течении рабочих дней удалим его. Дружба как подлинная любовь имеет Божественный смысл. Это исходит из понимания того, что Бог есть Любовь. Совершенная Дружба соответствует пришествию Царства Божьего на землю, но для этого нужно добиться полного самопожертвования, изживания эгоизма в отношениях между людьми, приобщения к жизни Церкви Христовой.

Флоренский в своем толковании феномена Любви продолжает религиозно-философскую православную традицию Святых Отцов, при этом он предлагает свою оригинальную теодицею.

Общим основанием философии Флоренского и Булгакова является идея модели, отношения между личностями, категории любви, ревности, дружбы.

Вот, что он пишет сам: Только опираясь на непосредственный опыт можно оценить духовные сокровища церкви". Книга состоит из нескольких частей, названных автором письмами, в которых последовательно раскрывается смысл различных религиозных понятий и утверждений. Во введении к книге Флоренский пишет: Именно так и построена его книга. Он весь в стихии религиозности, притом православно церковной.

Многочисленные ссылки на писания отцов Церкви, на житийную литературу, даже на иконографию, еще усиливает это впечатление церковности. И все же мысль Флоренского настолько остра и пронзительна, что она как-то не укладывается в рамки традиционной церковности, несмотря на все старания автора говорить не от своего имени, а прямо от имени Церкви. Печать православия в его книге несомненна.

Столп и утверждение истины ( 2)

Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах - осн. Название книги - это слова ап. Как видно из ее подзаголовка, она посвящена теодицее, т. Теодицея в понимании Флоренского - это прежде всего"восхождение нас к Богу", духовное подвижничество, к-рое"совершается энергиею Божиею".

Флоренский умышленно закрывает на это глаза. И все-таки не миновать и В письмах о дружбе и ревности – весь пафос книги. В дружбе видит свящ.

Бердяев Стилизованное православие об о. Флоренском [1]"Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах" свящ. Павла Флоренского - книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века.

На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества. Это осенняя книга, в ней звучит шелест падающих листьев. Изысканные цветы православия свящ. Флоренского возможны лишь в ту эпоху, когда в католичестве стал возможен Гюисманс. К сожалению, нужно сказать, что у свящ. Флоренского эстетизм не всегда сопровождается хорошим вкусом.

Вы точно человек?

Твоя любовь для ней была, И незаслуженным позором На жизнь ее она легла!.. И что ж от долгого мученья, Как пепл, сберечь ей удалось? Боль, злую боль ожесточенья, Боль без отрады и без слез! Сколько гимнов сложено любви!

В этом смысле интересны его мысли о дружбе и ревности, о связи дружбы и любви. ревность Флоренский понимает как неизменную спутницу любви.

Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане. Оригинальна форма этого произведения.

Внутренняя же форма произведения определена глубиной его философских размышлений. Эту форму Флоренский раскрывает в"Предисловии", которое фактически есть ключ к логике построения книги и в котором определяются основные проблемы и философские установки его мировоззрения. Флоренский исходит из наличия в жизненной практике человека двух миров. И если"тот", другой, дан нам лишь в откровении, он существует как бы в мечтах, через них в них он и открывается и предстает как Единство, Покой, Устойчивость, то"этот", наш повседневный, тварный мир есть его противоположность.

Он непостоянен, текуч, не един, а многообразен.

Апология любви

Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ.

Свящ. Флоренский не может сказать ни одного слова громко, сильно, .. главы «Столпа и утверждения истины» посвящены дружбе и ревности.

Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах осн. Название книги - это слова ап. Как видно из ее подзаголовка, она посвящена теодицее, т. Теодицея в понимании Флоренского - это прежде всего"восхождение нас к Богу", духовное подвижничество, к-рое"совершается энергиею Божиею". О том, какое важное значение придавал Флоренский этому труду, свидетельствует то обстоятельство, что последний прошел через несколько редакций.

Первая относится ко времени окончания Флоренским Московской духовной академии и написания им кандидатского соч. Его антроподицея -"У водоразделов мысли" - писалась примерно с по г. Однако о человеке Флоренский говорит на протяжении всех писем книги, обращаясь к любимым людям - Другу С. Троицкому и старцу иеромонаху Гефсиманского скита авве Исидору.

/ Флоренский

Принципиальна, поэтому, форма, избранная Флоренским - письма Другу. Только в опыте, личном обращении, в ситуации встречи возможно говорить о Боге. Первая рисует ситуацию человека перед отсутствием истины, поиска ума опоры себе. Твердой истины не оказывается, все плывет. Флоренский рисует ад сомнения, мышеловку ума, вечное кружение в пустоте.

Скачать книгу Флоренски - Сочинения в 2-х томах: Столп и Письмо одиннадцатое: Дружба Письмо двенадцатое: ревность.

Флоренский - новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожиданий и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно-архаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он слишком напуган бессилием и неудачами"нового религиозного сознания". Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни.

Но Дух раскрывается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свыше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине. Дух не может раскрываться вне человеческой активности, вне напряжения человеческой природы, ибо жизнь в Духе есть богочеловеческая жизнь, совместное действие Бога и человека.

Флоренский из боязни обрекает человека на пассивное выжидание, которому не предвидится конца. Он утешает себя тем, что новое откровение Духа зачинается уже у св. Серафима, у старца Амвросия и других русских старцев, и не хочет на себя возложить бремя раскрытия Духа, на себя принять ответственность. Святые и старцы за нас должны действовать, нам же остается пассивно ждать и смиряться.

Есть это у старца Зосимы, в гениальных творческих прозрениях Достоевского, но не у реального Амвросия, [который нес тяготу и бремя"мира" и не был свободен от унылой обыденности. Серафима единственный, светлый, но и его трудно связать с новыми чаяниями.

Преданный друг. Фильм.